Главная | Пресс-центр | Публикации в СМИ | Уволь меня нежно
Публикации в СМИ
17.03.2008 Журнал «Русский Newsweek»

Уволь меня нежно

Москвич Семен Прохоров успешно проработал руководителем департамента в одном из ведущих российских банков пять лет.

После того как в компании началась реорганизация, он почувствовал себя как-то странно: вроде бы ничего не изменилось, но отношения с руководством стали прохладными. Так что когда Семен получил предложение от HR-агентства о работе в другом банке с большей зарплатой, он с радостью согласился. Каково было его удивление, когда через некоторое время он узнал, что выгодное предложение инициировал прежний работодатель, который таким образом красиво избавился от неугодного сотрудника. «Если бы они меня просто взяли и уволили - устроил бы скандал, - говорит Семен. - А так у меня и претензий-то нет».

Российский работодатель по примеру западных компаний постепенно учится расставаться с сотрудниками полюбовно. «Прошли те времена, когда ставшему ненужным сотруднику просто указывали на дверь. Теперь увольнять стараются цивилизованно», - говорит Юлия Винча, управляющий партнер кадрового агентства Юнити, которой как раз и поручили «схантить» Семена. Рекрутерам бывший руководитель Прохорова объяснил, что он прекрасный профессионал, но человек крайне амбициозный. Ему свойственен авторитарный стиль руководства, и многие новые сотрудники, которые приходят в его департамент, чувствуют себя некомфортно. По этой причине развитие структуры с таким руководителем не представлялось возможным. «Уволить по закону работодатель его не мог, поэтому они обратились к нам и попросили его перекупить, - рассказывает Винча. - Мы довольно быстро нашли Семену место в другом банке, где нужен был не командный игрок, а стопроцентный лидер».

Такая хитрая схема увольнения называется аутплейсмент. На Западе она появилась еще в 1970-х годах, а до России дошла после кризиса 1998-го, когда европейские компании перед уходом с российского рынка устраивали судьбу своих служащих. Но до последнего времени отечественный аутплейсмент так и оставался прерогативой крупных иностранных корпораций. По словам Винчи, в прошлом году аутплейсмент наконец-то «распробовали» средние и даже маленькие компании, которые теперь тоже стараются найти сотрудникам новое рабочее место.

Одна из основных причин такой трогательной заботы - повышение грамотности населения в юридических вопросах. Трудовой кодекс - полностью на стороне работника. Рекрутеры все как один утверждают, что найти сотруднику новую работу куда дешевле, чем судиться с ним. Сейчас, по данным кадрового агентства Юнити, уже 30% уволенных в крупных городах подают на работодателя в суд, причем суд встает на сторону работника более чем в половине случаев.

Другая причина спроса на аутплейсмент не менее прозаична: работодатели в условиях жестокого кадрового дефицита озабочены собственным имиджем и репутацией. «Если по рынку прокатится информация, что бывшие сотрудники были просто выдворены за дверь, репутации компании будет нанесен непоправимый урон», - объясняет Александр Тимофеев, ведущий консультант крупной рекрутинговой компании «Евроменеджмент». По его словам, сейчас «барин» не работодатель, а работник: если еще в 2000 г. на одну компанию приходилось 100 кандидатов, то сейчас на одного кандидата - 5-6 предложений от разных компаний.

«Десять лет назад трудно было найти работу, а сейчас трудно найти нормального сотрудника», - уточняет Евгения Толкачева, директор департамента по работе с персоналом компании «Анкор». Кроме того, сейчас большинство потенциальных работников собирают информацию о работодателях по форумам и блогам. В свою очередь, любой обиженный и несправедливо уволенный сотрудник может анонимно написать жалобу на свою бывшую компанию хоть в ЖЖ, хоть на специальных сайтах, где размещают черные списки работодателей. «И этой информации верят больше, чем рекомендациям кадровых агентств, - говорит Юлия Винча из кадрового агентства Юнити. - Очень часто, когда мы предлагаем вакансии некоторых компаний, нам отвечают: Они плохо увольняют, мы туда не хотим».

Аутплейсмент снимает такую проблему. Как правило, поиск подходящего места проходит втайне от сотрудника, но иногда увольняемого вызывает начальник отдела кадров и говорит: «Ты такой талантливый и профессиональный, но, мне кажется, что у нас тебе некуда расти. Как ты смотришь на то, чтобы мы подыскали тебе другую работу?» В этом случае аутплейсмент обходится работодателю еще дороже - за счет пакета услуг. Вообще цена зависит от позиции увольняемого, оборотов компании и пожеланий по будущему месту трудоустройства, так что может варьироваться приблизительно от $2500 до $10 000 и выше. «Когда все в открытую, мы не только ищем подходящую вакансию, но и помогаем составить грамотно резюме и учим проходить собеседование, - говорит Тимофеев из "Евроменеджмента". - Иногда этого достаточно, чтобы человек перестал паниковать и цепляться за прежнее место работы. После нескольких встреч с потенциальным работодателем он понимает, что востребован, и успокаивается».

Чаще всего с помощью аутплейсмента увольняют топ-менеджеров - чтобы гарантированно не ушли к конкурентам, - а также «проблемных» сотрудников: женщин после сорока и матерей-одиночек. Именно для этих категорий работодатели используют еще один способ цивилизованно отделаться от ненужного специалиста - откупиться от него. Если несколько лет назад «золотой парашют» был предусмотрен в контрактах только менеджеров высшего звена, то теперь на материальную компенсацию может рассчитывать и рядовой сотрудник. Например, по словам Тимофеева, при реорганизации РАО «ЕЭС России» многие менеджеры среднего звена получали по 300 000 руб. отступных плюс им частично сохраняли льготы. Так что работодатели теперь сами зачастую предлагают выплатить некую сумму или, например, «передать в дар» уходящим корпоративный автомобиль или ноутбук.

Например, москвич Даниил Покровский, менеджер среднего звена страховой компании, ругался со своим работодателем полгода, прежде чем согласился уволиться по соглашению сторон. В результате он сам написал заявление, предварительно выторговав себе отступные в размере шести окладов и рабочий мобильный телефон.

«Для человека потеря работы - это один из самых сильных стрессов. А для того, чтобы расслабиться, нужны деньги. Хотят от меня избавиться - пусть платят», - говорит Даниил, который не первый раз умудряется уволиться, сорвав приличный куш.

По мнению Ольги Малышевой, бывшего исполнительного директора питерского рекламного агентства, материальная компенсация при увольнении не самое главное, очень важно, чтобы работодатель позволил уволенному сотруднику сохранить лицо.

«Мой непосредственный руководитель даже не потрудился объяснить, что его не устраивает в моей работе. Об увольнении мне сообщил сотрудник HR-департамента в очень некорректной форме. В результате я ушла к конкурентам, прихватив клиентскую базу, и в течение полугода переманила в новую компанию трех ведущих специалистов», - рассказывает Малышева. Такие случаи не редкость. У уволенных сотрудников есть масса способов отомстить бывшему работодателю - передать конкурентам конфиденциальную информацию, переманить клиентов, распустить слухи.

Для того чтобы сохранить у уволенного лояльное отношение к организации, психологически подкованные руководители стали проводить перед уходом из компании «выходное интервью». Человеку напоследок позволяют высказать наболевшее прямо в лицо начальнику. Правда, такое «мягкое расставание», по словам Толкачевой из «Анкора», вряд ли станет уж очень популярным у российских работодателей: отечественные боссы тоже любят, когда к ним относятся нежно.

Поделиться в сетях:

Вы можете оставить свои данные в форме ниже, и наши специалисты обязательно свяжутся с Вами.