Главная | Пресс-центр | Публикации в СМИ | Естественный отбор среднего звена
Публикации в СМИ

Естественный отбор среднего звена

Острая фаза финансового кризиса в нашей стране вроде бы осталась позади. Ни один банк не обанкротился, фондовый рынок, сдобренный государственными финансовыми вливаниями, пошел в рост.

Текст: Егор Лысенко, Анна Овян, Екатерина Полищук

Острая фаза финансового кризиса в нашей стране вроде бы осталась позади. Ни один банк не обанкротился, фондовый рынок, сдобренный государственными финансовыми вливаниями, пошел в рост. Однако в глобальном финансовом хозяйстве все не так стабильно, как хотелось бы. Кроме того, экономика никогда не выходит из кризиса в том же состоянии, в котором в него входила. Поэтому очень важно понять, какими будут последствия нынешней ситуации в сферах, от которых в наибольшей степени зависит благополучие граждан нашей страны.

Когда россиянин слышит о кризисе, на ум сама собой приходит нефть, точнее, цена на нее. И это логично, поэтому первые недели кризиса, когда энергоносители стали резко падать, заставили всех поволноваться. Прогнозы экспертов, к счастью, не дают повода для пессимизма.

«Скорее всего, цена будет в районе 100 долларов США за баррель, — прогнозирует Валерий Нестеров, аналитик «Тройки-Диалог». — В принципе российские нефтяные компании уже заявили, что будут развиваться в соответствии со своими бизнес-планами. В частности, у «Роснефти» цена в бизнес-планах заложена ниже прогнозируемой — 60 долларов за баррель. Вполне разумная величина, так что в этом смысле угрозы планам развития ни «Газпрома», ни «Роснефти» нет».

Еще приятнее то, что при такой цене на нефть ничто особо не угрожает и наполняемости федерального бюджета, а значит, государственные расходы, включая социальные, останутся на прежнем уровне.

В последние годы биржевыми товарами, за котировками которых следят не только финансисты, стали не только нефть, но и зерно. Спекулянты внесли далеко не последнюю лепту в резкое подорожание продовольственных товаров в прошлом году. По идее общее падение фондовых индексов должно затронуть и котировки на зерно. Эксперты призывают не искать здесь линейную зависимость, но предполагают, что цены и правда упадут. «После предыдущего продолжительного кризиса посевные площади и объемы производства во всем мире резко выросли, — поясняет вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. — В этом году ожидается порядка 650 миллионов тонн пшеницы в мире, а год назад было — 610. Цены по сравнению с уровнем прошлого года существенно упали и продолжают падать — в ожидании хорошего урожая в основных странах-производителях».

Однако для нашего стола эти положительные новости могут, к сожалению, оказаться не актуальными. Дело в том, что цена на хлеб и другие продовольственные товары в нашей стране «привязывается» к мировым ценам только в тех случаях, когда они растут. В обратной ситуации наша еда… дорожает уже по другим причинам. «Хотя пшеница стала дешевле на треть, я не думаю, что где-то хлеб стал дешевле хоть на 10%, — говорит г-н Корбут. — Так что цена на хлеб, скорее всего, будет зависеть исключительно от инфляции».

По поводу инфляции, кстати, консолидированного прогноза нет. С одной стороны, в условиях кризиса люди по определению меньше тратят, с другой стороны, государство выбросило на рынок дополнительную ликвидность, и обещанные правительством 12% (что само по себе очень много) могут и не устоять.

Зато кризис способен понизить цены на московскую недвижимость, которые, казалось, будут расти вечно. «Неправильно полагать, что рынок российской недвижимости сильно зависит от иностранных инвесторов, которые в данный момент в массовом порядке выводят свои активы, — говорит Олег Репченко, руководитель аналитического центра «Индикаторы рынка недвижимости». — Но, безусловно, сложившаяся на финансовом рынке ситуация сказывается на кармане российских инвесторов. Поэтому в ближайшие полгода-год цены могут упасть на 20—30%. Тем более что многие ипотечные программы сейчас начнут сворачиваться. В настоящее время мы как бы вернулись в период 2000—2003 годов».

Обеспокоенность вызывает ситуация с застройщиками. Многие девелоперские проекты реализуются на заемные деньги, а с кредитами сейчас ситуация предельно напряженная. В этих условиях любой проект может превратиться в долгострой, а значит, вкладываться в котлован сейчас не время.

Наконец эксперты сходятся во мнении, что наиболее болезненной может стать ситуация на рынке труда, причем в верхнем и среднем сегментах. «На первом этапе прекратится набор сотрудников в банковские, финансовые, инвестиционные структуры, — прогнозирует Юлия Винча, управляющий партнер департамента «Финанс» кадрового агентства Юнити. — Если не удастся избежать процедур банкротства и ликвидации компаний, банков и т.д., то начнется тотальное сокращение персонала различного уровня (и менеджеры, и специалисты, и финансисты, и топ-менеджмент). Большей частью это коснется структур, завязанных на зарубежных инвестициях».

Схожим образом комментирует ситуацию Лина Асриян из кадрового холдинга АНКОР: «Крупные инвестиционные и девелоперские компании объявляют либо планируют объявить о значительном сокращении численности персонала. Проекты, требующие крупных инвестиций, приостановлены, в связи с этим менеджеры и специалисты, задействованные на них, сейчас активно выходят на рынок труда. В первую очередь сокращения коснутся инвестиционных аналитиков, оценщиков, риск-менеджеров».

«Когда в последний раз нашу страну коснулся серьезный кризис, мы все очень надеялись, что этого уже не повториться, — как видно, напрасно, — сожалеет Юлия Смирнова, руководитель отдела по работе с клиентами агентства по подбору персонала «Империя кадров». — Зарплаты будут падать, а штаты — сокращаться».

Впрочем, некоторые специалисты призывают все-таки верить в наш рынок. «Вспомните кризис 1998 года, когда буквально через год ситуация стабилизировалась, — предлагает Елена Попова, руководитель отдела «Банки и инвестиции» кадрового агентства APRIORI. — Наверняка то же самое мы увидим и в ближайшем будущем: сегодня рынок труда в финансовой сфере уже начало лихорадить, но рано или поздно ситуация разрешится. Я думаю, будущее за крупными российскими банками и компаниями, они продолжают набор сотрудников, в них более высокая текучесть кадров».

Любой кризис — это пусть и болезненное, но обновление. Рынок труда в нашей стране был перегрет, и сегодня разделение на профессионалов и тех, кто получал высокую зарплату незаслуженно, станет особенно четким. Это позволит компаниям нормализовать штаты. Тем же, кто останется невостребованным, придется более адекватно оценить собственный уровень и заняться повышением квалификации.

Поделиться в сетях:

Вы можете оставить свои данные в форме ниже, и наши специалисты обязательно свяжутся с Вами.