Главная | Пресс-центр | Публикации в СМИ | "Топы" не желают жить на одну зарплату
Публикации в СМИ

"Топы" не желают жить на одну зарплату

«Премиальная лихорадка» охватила США, Европу и совсем недавно «перекинулась» в Россию. Споры о том, следует или нет выплачивать банковским «топам» бонусы, ведутся как на правительственном уровне, так и на уровне частных банков.

Текст: Марина Пивоварова

Чиновники настаивают: если банк плохо «поработал» и уж тем более если он был вынужден прибегнуть в период кризиса ликвидности к господдержке - значит вопрос о выплате премиальных для его руководителей должен быть снят с повестки дня. Банкиры с такой позицией не согласны. Для многих из нынешних «топов» бонусы - это большая часть их дохода. И без боя они эту большую часть отдавать не собираются.

Режут по живому

Самые громкие «бонусные» скандалы у всех на слуху. Пример того, как надо отстаивать свое благосостояние, подали топ-менеджеры американской страховой корпорации AIG. Тот факт, что эта компания завершила 2008 год с рекордными убытками за всю корпоративную историю США (61,7 млрд долларов), не смутил ее руководителей. Как, впрочем, и другое обстоятельство: корпорация выжила только благодаря вливанию в ее капитал госсредств в размере 150 млрд долларов. Несмотря на все это, топ-менеджеры AIG выплатили себе премиальные на 165 млн долларов, чем повергли в шок и власти страны, и рядовых налогоплательщиков.

Последние, не долго думая, начали расшифровывать аббревиатуру AIG как Arrogance, Incompetence and Greed (высокомерие, некомпетентность и жадность). Власти же начали за возвращение бонусов борьбу, которая на сегодняшний день лишь частично увенчалась успехом. Руководители корпорации пообещали вернуть около 50 млн долларов, но не более того. При этом свои прежние действия они оправдывали тем, что, во-первых, финансовые топ-менеджеры не могут эффективно работать без премиальных, а во-вторых, Минфин США прекрасно знал о планах компании выплатить бонусы. Знал, но промолчал.

Не стоит думать, что позиция руководителей AIG - исключение из правил. От получения бонусных выплат пока отказалось подавляющее меньшинство финансовых «топов». Их имена теперь хорошо известны: среди них глава Citigroup Викрам Пандит и глава Deutsche Bank Йозеф Аккерман. Первый не только пожертвовал своими премиальными за 2008 год, но и назначил себе зарплату в 1 доллар на период борьбы банка с кризисом. Второй заявил, что сегодня в мире есть люди, которые нуждаются в деньгах гораздо больше, чем он нуждается в своих миллионных бонусах, которые только за 2007 год превысили 13 млн долларов.

Но таких патриотичных и ответственных «топов» в мире действительно единицы. Если судить по статистике, то можно прийти к выводу: бонусы хоть и сокращаются в размерах, но остаются нормой банковской жизни. По данным консалтинговой компании Hay Group, в среднем размер материального вознаграждения топ-банкиров за 2008 год упал на 55% по сравнению с аналогичным показателем в 2007 году. При этом в США падение было ниже, чем в среднем по Европе и Великобритании. По Европе оно составило 48%, а в Лондоне - 62%.

Россия позади планеты всей?

А что же наблюдается в нашем банковском секторе? Сложно сказать, признаются наблюдатели. Отчетность российских финансово-кредитных структур менее прозрачна, чем отчетность их западных коллег. Поэтому бонусы можно спрятать в других статьях расходов. Или можно вообще не раскрывать информацию о них, благо акции подавляющего большинства банков не торгуются на открытом рынке.

Тем не менее, как утверждают эксперты, определенное сокращение бонусных выплат произошло и в целом ряде российских банков. Особенно отличились при этом, как утверждают специалисты, «дочки» иностранных структур. Что и неудивительно, если учесть, что распоряжение о сокращении или даже об отмене выплаты бонусов в данном случае спускалось свыше. В российском отделении Deutsche Bank, например, решили не только уменьшить размер бонусов, но и ввести рассрочку на их выплаты. В инвестиционном банке «Тройка Диалог» бонусы сократились примерно вдвое по сравнению с выплатами, которые компания произвела по итогам 2007 года.

Наряду с этим есть банки, которые формально не сокращают бонусы, но уменьшают конечные размеры выплат другими способами. В ЮниКредит Банке, например, как утверждают источники, премиальные выплаты номинировались в рублях. Плавная девальвация их не пощадила, а компенсировать убытки менеджерам никто не стал.

Другой способ «борьбы с бонусами» придумали в Инвестторгбанке. Здесь, как поясняют представители финансово-кредитной структуры, бонусы решили начислить, а держателям акций, среди которых, кстати, и высшие руководители банка, начислили также дивиденды. Но и премиальные, и дивиденды было решено вернуть обратно в капитал банка путем реинвестирования. С тем, чтобы избавить финансово-кредитную структуру от излишних расходов.

Однако, как и в Европе, такие порывы благородства среди топ-менеджеров и акционеров нечасты. Источники на рынке утверждают, что банкам приходится идти на различные жертвы для того, чтобы удовлетворить своих взыскательных «топов». Например, как утверждают коллекторы, распространенная сейчас практика продажи портфелей «плохих долгов» с дисконтом в 99% от номинальной стоимости тоже один из путей решения «бонусной» проблемы. Понятно, что от такой продажи много денег банк не заработает. Зато эта «скромная сумма», достигающая порой нескольких миллионов рублей, может оказаться вполне достаточной для выплаты премиальных руководителям финансово-кредитной организации.

Тем не менее Россия отстает от мировой тенденции к аскетизму топ-менеджмента. Бонусные выплаты, как оценивают наблюдатели, в нашем банковском секторе в целом урезаны не более чем на треть по сравнению с докризисными уровнями. Резонно возникает вопрос: почему же именно в нашей стране «бонусная война» протекает медленнее всего и с наименее ощутимыми для менеджеров потерями? На это есть целый ряд причин.

Привычка, обязанность, страх

Первая из них, конечно, привычка. За последние три-пять лет бонус стал неотъемлемой частью жизни топ-менеджеров. Как поясняет специалист рекрутингового агентства Flex Оксана Фомичева, в эпоху бурного роста национального банковского рынка «звездам» недостаточно было предложить высокий фикс: они настаивали на том, чтобы в договорах с работодателем были прописаны премиальные выплаты. Причем размеры этих премиальных выплат, как отмечает генеральный директор агентства «Контакт» Марина Тарнопольская, зачастую играли роль решающего фактора при выборе соискателем будущего места работы.

Понятно, что отказаться от такой приятной привычки всего лишь за несколько месяцев кризиса невозможно. Тем более если принять во внимание то, что результаты деятельности многих банков за 2008 год были еще более или менее приемлемыми. Топ-менеджеры настаивают на том, что «невиноватые они», и в качестве доказательства приводят показатели первых трех кварталов, которые, с их точки зрения, более чем убедительно демонстрировали эффективность управления банками.

Но к этим аргументам - привычке и относительно неплохим результатам 2008 года - можно было бы не прислушиваться. Куда труднее отмахнуться от другого обстоятельства. В последний год кредитного бума, как поясняет управляющий партнер по сегменту «Финансы» кадрового агентства Юнити Юлия Винча, борьба за банковских «звезд» достигла пика. На этом фоне работодатели стали предлагать бонусам постоянную «прописку» в трудовом контракте. То есть речь уже шла не о том, что премиальные будут выплачены в случае достижения определенных результатов, речь шла о том, что они будут выплачены в любом случае и в строго оговоренных размерах. Бонусы стали обязательной частью вознаграждения. Отказ от них мог повлечь за собой репутационные издержки для банка, а в худшем случае - и судебные издержки.

Собственно говоря, именно на это и намекал глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, когда утверждал, что отказ от выплаты премиальных может «подвести отдельных руководителей под статью». «Если банк работал целый год, заработал прибыль - ведь девять месяцев была нормальная работа, - то по условиям контракта он обязан выплатить бонус. Возможно, где-то бонус может быть минимизирован, но где-то выплатить меньше определенного уровня не могут», - пояснил он.

Страх перед «статьей», конечно, есть. Но отнюдь не он - вернее, не только он - заставляет акционеров воздерживаться от притеснения «топов». Не меньшую роль играет и страх потерять свою «звезду». Потому что, по словам представителей кадровых агентств, несмотря на все идущие кадровые чистки, руководители с именем, большой клиентской базой, опытом работы в различных направлениях по-прежнему остаются в цене. К тому же уход крупного «топа» может повлечь за собой серьезные имиджевые издержки для банка и переполох - если не среди розничных клиентов, то среди крупных корпоративных клиентов.

Именно это, как утверждают наблюдатели, ограничивает в своих действиях госбанки. Поэтому призывы высокопоставленных чиновников отказаться от роскоши в виде бонусов и премиальных в тяжелую годину кризиса остаются неуслышанными. Или, если быть точными, услышанными наполовину. Как утверждают источники в обоих госбанках, в «Сбере» и ВТБ отказались от выплаты 13-й зарплаты подавляющему большинству сотрудников, зато сохранили бонусы для своих наиболее ярких «звезд».

«У Сбербанка и ВТБ нет иного выхода и по другой причине, - считает представитель одного из крупных иностранных банков, работающих в России. - В последние один-два докризисных года обе госструктуры буквально «зачищали» рынок, собирая к себе в команду самых известных топ-менеджеров». Сбербанк, например, пригласил на работу специалистов из Merrill Lynch, Deutsche Bank, Morgan Stanley и других крупнейших международных банков. Одна из самых заметных его побед - приход в «новый» Сбербанк харизматичного Илкки Салонена, человека, на протяжении почти 10 лет руководившего Международным Московским банком (теперь ЮниКредит Банк). Его согласие работать в «Сбере» и контролировать отношения с международными клиентами резко подняло престиж Сбербанка в глазах иностранных партнеров и инвесторов.

Отличился в последний докризисный год и ВТБ, которому удалось практически «обезлюдить» инвестиционный блок Deutsche Bank. Переход оттуда целой команды специалистов под руководством Юрия Соловьева создал основу для формирования инвестиционной «дочки» ВТБ.

«Наверняка, всем этим менеджерам, пришедшим в Сбербанк и ВТБ из других, весьма известных финансовых организаций, были обещаны рекордные по размеру бонусы. И наверняка, ВТБ и Сбербанк не заинтересованы в потере этих людей сейчас на фоне кризиса. Поэтому им премиальные будут выплачиваться до конца, в оговоренных размерах и без всяких рассрочек», - считает представитель одного из крупных иностранных банков, работающих в России.

Этот странный 2009 год

Ну, а что же дальше? Уже сейчас понятно, что банкам не приходится рассчитывать на большие прибыли по итогам текущего года, а многие финансово-кредитные структуры могут даже завершить год с отрицательными результатами. Будут ли «топы», с учетом подобной перспективы, настаивать на сохранении бонусов в своих договорах, или пойдут навстречу акционерам банков и временно снизят свои аппетиты?

Президент ММВБ Константин Корищенко, размышляя на эту тему, склоняется скорее к первому варианту ответа. Он не исключает того, что руководители банков будут стараться подправить годовую отчетность с тем, чтобы получить хоть какие-нибудь премиальные выплаты. «Конечно, правительства могут попытаться изменить эту ситуацию, «привязав» оказание государственной помощи к невыплате бонусов. Однако пойдут ли они на такой радикальный шаг, пока сложно сказать. Угрозы - это одно, дела - совсем другое», - рассуждает глава ММВБ, ранее занимавший пост зампреда ЦБ РФ.

«Тут большую роль играет личный фактор. Но в целом «топы» - это люди, которые мыслят довольно здраво. Думаю, что акционеры банков смогут договориться с ними о сокращении премиальных выплат в «тощие годы», - считает Юлия Винча («Юнити»). Что же касается вновь нанимаемых менеджеров, то в их договорах гарантированные бонусы уже не значатся, а зачастую не значится и вообще возможность выплаты премиальных. «Если же бонусы все-таки остаются, то они оказываются четко привязанными к результатам деятельности специалиста», - поясняет эксперт. В этом смысле, как подчеркивает она, все возвращается на несколько лет назад, к началу 2000-х годов, когда практика выплаты бонусов только делала в российском банковском секторе свои первые неуверенные шаги.

Поделиться в сетях:

Вы можете оставить свои данные в форме ниже, и наши специалисты обязательно свяжутся с Вами.