Главная | Пресс-центр | Публикации в СМИ | Гости на заработках
Публикации в СМИ

Гости на заработках

Миграционная политика

Текст: Влада Гасникова

Гости на заработках

Падение рубля на фоне растущих патентных сборов сделало работу в России непривлекательной для мигрантов из Таджикистана, Узбекистана и Молдавии. Однако рынок низкоквалифицированного труда не просел — уехавших рабочих заместили киргизы, армяне, украинцы и россияне из регионов. Рост потока мигрантов возобновится, обещают эксперты, и стране придется решать проблему интеграции приезжих рабочих.

Согласно июньскому докладу Экспертно-аналитического центра РАНХиГС, сейчас значительную часть трудовых мигрантов в России (более 90%) составляют граждане СНГ. Среди них больше всего граждан Узбекистана (46%), Таджикистана (24%) и Украины (11%). Большая часть мигрантов сосредоточена в пяти субъектах РФ: Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Ленинградской и Свердловской областях. 

По оценке ФМС, число постоянно находящихся в РФ иностранцев и лиц без гражданства за 2015 год составляет 10 млн человек, за 2014 год — 11 млн человек.

По наблюдениям вице-президента центра социальной адаптации мигрантов "Надежда" Ольги Косец, киргизы в России в основном занимаются торговлей, причем продукцией собственного производства, мигрантов из этой страны предостаточно и в сфере сетевого ритейла. "Граждане из Узбекистана и Таджикистана по-прежнему востребованы в качестве разнорабочих во всех сферах российской экономики в силу дешевизны этой рабочей силы и неприхотливости в быту", — рассказывает госпожа Косец.

Основная доля мигрантов среди домашнего персонала — нянь, домработниц, сиделок — это выходцы из Украины. "В 2014-2015 годах после кризиса на Донбассе количество украинских соискателей выросло на 200% по сравнению со спокойным периодом 2012-2013 годов. С конца 2015 года после вступления Киргизии в Евразийский экономический союз стало расти число работников из этой страны", — говорит Михаил Сорокин, генеральный директор портала "Помогатель.ру".

Трудовые мигранты стали частью российской реальности с начала 2000-х годов: в период экономического роста появилось много новых проектов в строительстве, транспортной отрасли, ЖКХ, ритейле и сфере общественного питания. Появился спрос на низкоквалифицированный персонал, готовый заниматься тяжелой непрестижной работой, от которой отказывались россияне. Вторая волна иностранной рабочей силы пришлась на 2007 год — после либерализации миграционного законодательства.

Сейчас трудовые мигранты в основном заняты в строительстве, дорожном ремонте, сельском хозяйстве, добывающей промышленности, в сфере услуг, в том числе домашних. В некоторых сферах законодательно установлены ограничения на участие иностранных рабочих: в розничной торговле алкоголем и табаком доля мигрантов не должна превышать 15%, на транспорте — не более 35%.

Колебания валютных потоков

Очевидно, что в Россию мигранты едут не от хорошей жизни — в поисках работы и средств к существованию для своей семьи, чаще всего остающейся на родине. Согласно исследованию Всемирного банка, в 2015 году трудовые мигранты отправили из России в страны СНГ $15,4 млрд, что почти на $6 млрд меньше показателя за 2014 год. Больше всего в минувшем году приезжие работники перевели в Узбекистан ($3,1 млрд), Таджикистан ($1,98 млрд), Армению ($1 млрд), Грузию ($0,9 млрд), Азербайджан ($0,86 млрд), Молдавию ($0,57 млрд) и Белоруссию ($0,31 млрд).

Отчасти сокращение объемов денежных переводов в долларах объясняется ростом курса валюты по отношению к рублю. Но стало ли в ухудшившихся экономических условиях в России меньше мигрантов?

По различным оценкам, с начала 2015 года из страны уехало от 10 до 15% трудовых мигрантов, в основном выходцев из Средней Азии, для которых работа в России стала невыгодной из-за колебаний валют родных стран относительно доллара.

Но, несмотря на это, общее число мигрантов в стране значительно не снизилось, говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев. "В 2015 году у нас мигрантов стало меньше только на 10%, и то по большей части за счет ужесточения контроля за нелегалами. Сейчас идет ротация мигрантов: таджики, узбеки, молдаване уезжают, но их места занимают киргизы, армяне и украинцы — поток мигрантов из Украины в прошлом году увеличился практически вдвое. Так что конкуренция на рынке труда не падает. Тем более что и россияне сейчас охотнее соглашаются на низкооплачиваемые должности", — поясняет господин Исаев.

Операционный директор кадрового холдинга Gi Group в России Елена Веляева рассказывает, что наши сограждане занимают освобождающиеся после отъезда мигрантов рабочие места в оптовой и розничной торговле, финансовой сфере, образовании. "Обратная ситуация в строительстве, гостиничном и ресторанном бизнесе, в сфере ЖКХ — в них количество мигрантов растет", — говорит госпожа Веляева.

По наблюдениям Михаила Сорокина, в сфере домашнего персонала труд в России для украинских мигрантов становится все менее выгодным: из-за падения рубля условия работы сиделками и домработницами стали значительно привлекательнее в странах Западной Европы. И происходит это на фоне растущих патентных сборов — в Москве, например, это ежемесячная выплата 4,2 тыс. рублей и 15 тыс. за оформление патента.

Традиционно зарплатные ожидания наших соотечественников были на 15-20% выше, чем у мигрантов, однако в условиях сокращения количества рабочих мест и задержек зарплат россияне готовы снижать их. Руководитель департамента по работе с ключевыми клиентами кадрового агентства Юнити Рустам Барноходжаев замечает, что в этих условиях москвичи теряют привлекательность в глазах работодателей. "Компании охотнее берут себе сотрудников из регионов России и Таможенного союза — Белоруссии и Казахстана. Связано это явление с большей мотивацией мигрантов. Работодатели отмечают, что эффективность работы таких сотрудников выше, чем москвичей, а ожидания по оплате труда у них, как правило, ниже", — рассказывает господин Барноходжаев. Официальное трудоустройство белорусов и казахов не смущает работодателей, поскольку на них не нужно получать квоты и разрешение на работу.

Конвертируемая ассимиляция

К сожалению, сейчас мигранты все чаще выбирают нелегальное пребывание в России: бремя обязательных выплат под силу далеко не каждому работающему иностранцу. Даже имея легальный статус, мигранты нередко соглашаются на зарплату в конверте — уменьшилось количество рабочих квот и число вакансий для низкоквалифицированного труда, поэтому меньше возможностей найти заработок.

Ольга Косец считает, что стране нужно не избавляться от трудовых мигрантов, а начать эффективно использовать этот дополнительный ресурс. "Необходимо научиться контролировать миграционные процессы, миграционный учет и поступление налогов в казну. В адаптации мигрантов важную роль играют НКО и национальные диаспоры, которым в последнее время выделяется немало средств из президентских грантов. Другое дело — на что и с каким эффектом выделенные средства расходуются", — замечает госпожа Косец.

Проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов уверен в том, что поток мигрантов в Россию возобновится. "Чтобы россияне могли полноценно заместить мигрантов, нужна последовательная национальная политика, которой пока просто нет", — уверен он.

Это значит, что России еще предстоит решать вопросы, связанные с миграционной политикой и адаптацией приезжих граждан. "У нас нет единой программы ассимиляции, в школах практически нет специальных программ для детей мигрантов, курсы русского языка для взрослых тоже далеко не везде проводятся. Между тем в стране большие проблемы с демографией: число пенсионеров растет, а количество трудоспособного населения сокращается. Только в этом году появится 546 тыс. новых пенсионеров, хотя еще не так давно в год прибавлялось по 400 тыс. человек", — заключает Никита Исаев. Если не проводить мероприятия по ассимиляции, то мигранты так и будут жить в замкнутом мире национальных диаспор и вывозить средства из России. Хотя люди могли бы работать в стране на постоянной основе, тратить деньги здесь, создавать спрос на продукцию.

Поделиться в сетях: