Главная | Пресс-центр | Публикации в СМИ | Санкционщики: на кого сейчас охотятся рекрутинговые агентства
Публикации в СМИ

Санкционщики: на кого сейчас охотятся рекрутинговые агентства

На российском рынке труда растет спрос на экспертов по санкциям. Обладатели новой редкой специальности зарабатывают 250–500 тыс. руб. в месяц, а работодатели устраивают за ними настоящую охоту

Текст: Светлана Романова

Санкционщики: на кого сейчас охотятся рекрутинговые агентства

С марта 2014 года США, ЕС и другие страны постоянно вводят все новые санкции против российских граждан, компаний и отдельных отраслей. Это породило на российском рынке труда спрос на экспертов по санкциям, без помощи которых некоторые компании уже просто не могут обходиться. По словам хедхантеров, наблюдается дефицит таких специалистов, а сотрудники, поднявшие свою квалификацию и разобравшиеся в ограничениях и рисках, могут рассчитывать на прибавку к зарплате в 30–40%.

Санкционщики

В марте 2014 года 46-летний Артем Жаворонков, партнер юридической компании Dentons, специализирующийся на слияниях и поглощениях, планировал прочитать американцам лекцию в Вашингтоне о том, как строить бизнес в России. Но поскольку США ввели первый пакет санкций против России, американцы лекцию отменили. Жаворонков не растерялся и предложил поменять тему выступления. Решил рассказать о насущном — о санкциях и их последствиях. В итоге лекция все-таки состоялась и свободных мест в зале не было. Тогда Жаворонков понял, что нашел новую бизнес-нишу — юридическое консультирование по вопросам санкций. Сейчас у него 20–30 иностранных и российских клиентов в месяц.

Первые запросы на поиск специалистов по санкциям рекрутинговые агентства начали получать еще весной 2014 года, а к осени 2017-го спрос на таких специалистов стал стабильным, обращают внимание представители кадровых агентств. Спрос растет не только на привлеченных экспертов, как Жаворонков, многие стремятся нанять специалистов в штат. Например, по данным HeadHunter.ru, в октябре 2014 года на этом сайте было девять вакансий таких специалистов, а в октябре 2017-го — 27. От соискателей обычно ждут высшего юридического или финансового образования, знания английского языка и стрессоустойчивости.

И это вершина айсберга — обычно для поиска санкционщиков компании используют хедхантерские агентства. Компании поняли, что санкции пока отменять никто не собирается, санкционные списки ширятся, а значит, проблема сама собой не решится.

Впервые с запросом найти такого сотрудника в рекрутинговое агентство Hays обратился крупный частный российский банк в конце 2014 года, вспоминает Дарья Аникина, управляющий консультант практики «Финансовые институты» компании Hays. Сейчас агентство ежемесячно подбирает минимум пять кандидатов, специализирующихся на санкциях. По сравнению с обычными профессионалами это немного, но больше пока и не требуется. В компании со штатом 1 тыс. человек может трудиться три-четыре таких специалиста, но зарабатывать они будут больше других.

Банки на охоте

Артем Жаворонков оказывает юридические услуги, связанные с санкциями: устанавливает, не входит ли владелец компании, с которой клиент планирует заключить сделку, в санкционные списки; составляет договоры о поставках с учетом международных запретов. Но бывают и более масштабные заказы. Недавно Жаворонков подготовил проект для нефтяной компании: он придумал и написал внутренний список «санкционных» правил. Например, для специалистов по продажам Жаворонков разработал специальный алгоритм, чтобы они не заключили сделку с теми, кто находится в санкционном списке. «Если возникают вопросы, продажники связываются с юристом и вместе решают, можно ли заключить контракт», — поясняет Жаворонков.

А больше всего консультант гордится тем, что ему удалось добиться исключения крупной компании из санкционного списка (название юрист не раскрыл, ссылаясь на договор о неразглашении). По его словам, он вел долгие переговоры с регуляторами и доказывал, что обстоятельства, из-за которых его клиент попал в запретные списки, изменились. Пока OFAC (американский офис по контролю над иностранными активами) не опубликовал ни одного случая, чтобы США исключили российские компании из санкционных списков, но в других странах были такие прецеденты. Например, в сентябре 2014 года Канада сняла санкции с двух российских банков (Экспобанка и Росэнергобанка), признав их ошибочное включение в санкционный список.

Услуги экспертов по санкциям нужны инвестфондам, в том числе при крупных банках, и управляющим компаниям олигархов, которые подпали под санкции, говорит Жаворонков. Спрос есть и со стороны консалтинговых компаний. Однако, судя по данным сайтов для поиска работы, больше всего запросов на сотрудников, разбирающихся в санкционных тонкостях, приходит со стороны российских банков. На сайте HeadHunter.ru с 2014 года на них пришлось 44% таких вакансий, на втором месте юридические компании с долей 21%.

Где нужны специалисты по санкциям

Недавно две вакансии разместил крупнейший банк страны Сбербанк — он подбирает двух экспертов в группу контроля международных санкций. Специалисты должны готовить заключения по сделкам и оп?ерациям — проверять, не подпадают ли они под санкции международных организаций и отдельных государств, консультировать сотрудников и отвечать на их запросы. В Сбербанке отказались рассказать, удалось ли таких специалистов найти.

Санкционные вакансии на HeadHunter.ru разместили и другие финансовые организации: ВТБ, ЮниКредит Банк, Райффайзенбанк, Глобэксбанк, Всероссийский банк развития регионов. Ни один из них не ответил на запрос РБК. Собеседник РБК в одном крупном госбанке подтвердил, что у них уже работает штатный специалист по санкциям. Но подробности рассказывать отказался, добавив, что никто не желает говорить об этом публично, так как «тема больная и хвастаться нечем».

Российским финансовым организациям, которые уже находятся под санкциями, специалисты нужны, чтобы не подпасть под еще более серьезные запреты и не подвергнуть риску своих партнеров.

В банках, которые не попали в черные списки, такие специалисты нужны, чтобы не нарушить санкции, работая с контрагентами, иначе им тоже могут перекрыть доступ к западным кредитам. В первую очередь это касается финансовых организаций из первой сотни по размеру активов, именно они нанимают санкционных специалистов, говорит Роман Кузнецов, старший аналитик инвестиционной компании QBF. На один крупный банк приходится один-три специалиста, говорит Андрей Захаров, директор департамента по подбору персонала для финансовых институтов компании «Контакт».

Динамика количества вакансий специалистов по санкциям.png

Опыт важнее диплома

Разумеется, ни один российский вуз консультантов по санкциям не готовит, нет пока и курсов повышения квалификации по этой теме. Всему приходится учиться, погрузившись в работу. В качестве экспертов по санкциям компании, как правило, берут к себе тех, у кого есть три-четыре года опыта в комплаенс-отделе банка (подразделение, которое отвечает за соблюдение законодательства) или в департаменте аудита. Реже рассматривают кандидатов с другим финансовым бэкграундом, рассказывает Дарья Аникина.

В Dentons трудятся 200 юристов. Но кроме Жаворонкова санкционными проблемами занимаются только два его коллеги, которым меньше 30 лет. Жаворонков — их наставник, он задался целью взрастить уникальных специалистов внутри компании. Пока в стране опытных кадров, которые разбираются в тонкостях санкций, очень мало. С момента введения первых санкций прошло 3,5 года — это слишком короткий срок для формирования экспертной среды.

В отличие от российского рынка труда на американском эта специальность существует уже несколько десятилетий. Санкционный комплаенс там — целая бизнес-ниша, рассказывает Жаворонков. Как правило, в штате любой американской юридической фирмы есть такой специалист, его работа считается рутинной.

По данным Bloomberg, спрос на санкционную экспертизу в США стал расти в 2014 году. Нередко в американские компании устраиваются бывшие работники Министерства финансов, которые участвовали в разработке большинства ограничений. Например, Чип Понци до 2014 года был главой подразделения по борьбе с финансированием терроризма и финансовых преступлений в Минфине, а после введения первых санкций против России стал основателем и партнером консалтинговой компании Financial Integrity Network, которая помогает бизнесу работать в условиях ограничений.

Цена ошибки очень велика. Например, французский банк BNP Paribas согласился заплатить $8,97 млрд штрафа за то, что нарушал санкции в период с 2004 по 2012 год, когда проводил операции граждан и компаний из Судана, Ирана и Кубы, на которые наложены санкции США.

Цена вопроса

Ни одно из объявлений о вакансиях на HeahHunter.ru, изученных РБК, не содержит информацию о зарплате специалиста по санкциям. Однако рекрутеры говорят, что зарплата специалиста с небольшим опытом работы начинается от 250 тыс. руб.

Тем не менее быстро закрыть позицию трудно, признает Аникина, и не всегда понятно, как и где искать таких людей. Партнер агентства Cornerstone Юрий Дорфман соглашается с ней: «Это не маркетолог, процесс поиска которого понятен и формализован. Профессия не существует официально». Приходится искать компромиссы и использовать фантазию. Например, недавно Cornerstone удалось найти специалиста в комплаенс-департаменте одного из банков: на прежней работе он предотвращал отмывание денег, отслеживал и пресекал нелегальные финансовые потоки. Новые и редкие специалисты по санкциям уже осознали свою востребованность и вовсю этим пользуются. При переходе в другую компанию они просят не 20% прибавки к зарплате, как принято на рынке, а минимум 30–40%.

Феликс Кугель, управляющий директор кадровой компании «Юнити», видит на должности санкционного специалиста опытного юриста, который глубоко разбирается в корпоративном праве. Зарплата такого сотрудника может составить около 500 тыс. руб.

И вряд ли такие специалисты могут остаться без работы. «Я обрадуюсь, если санкции снимут, несмотря на то что зарабатываю на них, — говорит Жаворонков, — но уверен, что это не случится в ближайшее время». Юрист вспоминает поправку Джексона — Вэника к закону о торговле США, которая ограничивала торговлю со странами, препятствующими эмиграции, а также нарушающими другие права человека, — СССР, КНР, Вьетнамом и Албанией. Ее приняли в 1974 году, а официально отменили в 2012 году (де-факто она перестала действовать с 1987 года).

Новая для России специальность будет очень востребована в ближайшие годы, соглашается Роман Кузнецов, хотя и вряд ли будет пользоваться широким спросом. Зато дополнительные знания о том, как устроены санкции, пригодятся всем сотрудникам российских финансовых и юридических организаций. Разобраться в тонкостях санкций — это хороший шанс увеличить зарплату на 30–40%, говорят в Hays.

Поделиться в сетях: